ПОПУЛЯРНЫЕ НАНОТЕХНОЛОГИИ

Кадры

Фотогалерея

Биржа

Помощь в кризисе

Длинная рука засухи

© Сергей Куликов

Источник: Независимая газета

29.07.2010

Аграрии пытаются успеть собрать урожай опережающими темпами. Фото Reuters

Вчера американский Минсельхоз (USAD) в очередной раз понизил прогноз урожая зерновых в России – до 79,8 млн. тонн. В этой связи мировые рынки бьют тревогу и говорят, что нет справки о доходах о значительном росте цен, в первую очередь – на пшеницу. Часть отечественных экспертов говорят о спекулятивной составляющей такой паники, которая якобы не имеет фундаментальных оснований. Однако пессимисты считают, что последствия засухи будут сказываться и в следующем году. Они прогнозируют двукратное снижение российского экспорта – с запланированных на этот год 20 млн. до 10–11 млн. тонн. При этом из-за сокращения посевов озимых в пострадавших районах экспорт может сократиться и в 2011 году.

По американской оценке, распространенной вчера на мировых рынках, в минувшем году Россия собрала 93,5 млн. тонн зерна. Что ниже официальных данных российского Минсельхоза, который считает, что в 2009 году Россия собрала 97 млн. тонн. Биржевики на мировом рынке не исключают, что местные власти в ряде регионов РФ из-за засухи и неурожая могут ввести запрет на экспорт зерна. В результате неизбежен значительный рост мировых цен, в первую очередь – на пшеницу.

Впрочем, российские власти пока настроены оптимистично. Не раз представители правительства и Минсельхоза заявляли о наличии запасов зерна, которых хватит не только на удовлетворение внутренних потребностей, но и на сохранение планов по поставкам его на экспорт – в объеме около 20 млн. тонн. Более того, на прошлой неделе первый вице-премьер Виктор Зубков заверил, что дефицита продовольствия из-за засухи не возникнет. Он убежден, что никаких причин для взлета цен нет, но есть вероятность спекуляций на потребительском рынке. Правительство, в свою очередь, предпринимает все меры для предотвращения этого явления. В частности, Зубков поручил Минпромторгу и Федеральной антимонопольной службе (ФАС) проводить еженедельный мониторинг цен на продовольствие.

Официальные сводки с полей пока противоречивы. Как сообщил вчера Минсельхоз, по данным на 26 июля в России собрано 28,4 млн. тонн зерна, что на 363,4 тыс. тонн больше, чем на аналогичную дату прошлого года. Посевы обмолочены на 11,3 млн. га против 9,6 млн. га на аналогичную дату прошлого года. С другой стороны, в регионах, пострадавших от засухи, урожайность в два раза ниже прошлогодней. В этом году засуха погубила посевы зерна в стране на 10 млн. га из засеянных почти 48 млн. га.

Настолько же противоречивы и мнения экспертов по поводу роста цен на зерно. Как отметил «НГ» президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский, делать какие-либо прогнозы по ценам – дело неблагодарное. «То, что сейчас мы наблюдаем, – это спекулятивный рост, обусловленный психологическими факторами, и только. Но психология без подкрепления фундаментальными факторами не работает долго. Фундаментальный фактор есть – это засуха, но для нынешнего темпа явно недостаточно, – перечисляет глава РЗС. – Нынешняя динамика роста цен даже опережает ситуацию в 2007–2008 году, когда мы переживали мировой продовольственный кризис. Но тогда были серьезные фундаментальные факторы под этим ростом, сейчас же их нет. В мире достаточно высокие запасы на конец сезона – в районе 180 с лишним млн. тонн, но объем мировой торговли пшеницей оценивается в 130 млн. тонн с небольшим. Соответственно объем торгов ниже имеющихся запасов». Тогда как в прошлый сезон, напоминает Злочевский, наоборот, запасы снижались до 130 млн. и были ниже объема торгов, что и обусловило рост цен. Сегодня это соотношение намного больше в любом случае, то есть фундаментальных факторов нет, так что засуха – скорее повод, чем причина.

Между тем ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Олег Суханов считает, что ситуация куда более сложная. «Мировой рынок в прошлом году не учитывал Россию – смотрели больше на Канаду, Казахстан и т.д., а сегодня, когда к неурожаю в этих странах присоединилась еще и РФ, положение стало напряженным, – отмечает он. – Цена на пшеницу за последний месяц выросла на 25–30%, и сегодня тонна ее стоит 230 долларов в США, 220 долларов – во Франции и России. При этом вполне возможно, что она вырастет еще на 20–30 долларов, то есть в среднем достигнет 250 долларов за тонну». При этом говорить о том, что нехватка российского зерна может быть компенсирована избытком в другой точке мира, не стоит, полагает аналитик. Та же Австралия, даже если будет испытывать перепроизводство, не сможет направить свою продукцию в тот же Египет. Так что цены будут расти и дальше.

По мнению Суханова, прогноз по российскому экспорту зерна в этом году – 10–11 млн. тонн, несмотря на все заверения властей, что планы по продаже 20 млн. тонн будут выдержаны. «Более того, последствия нынешней засухи мы будем ощущать еще как минимум два сезона, – считает Суханов. – Неизвестно, что будет с озимыми. Почва в некоторых регионах высохла на глубину до 1 метра, и пока трудно предположить, что будет осенью. По крайней мере уже сегодня многие регионы заявляют о сокращении озимого клина. А это значит, что в будущем году урожай будет меньше. По нашим оценкам, на экспорт и в следующем году Россия сможет направить те же 10–11 миллионов тонн».

В свою очередь, Злочевский отмечает, что для прогнозирования цен нужно смотреть еще и баланс потребления. «В USАD считают, что потребление в России увеличится с 42 миллионов до 47 миллионов тонн, а для этого причин нет, скорее наоборот, оно будет снижаться, – отмечает он. – Так что потребление будет ниже, и производства, возможно, полностью хватит на удовлетворение потребностей».

В одном эксперты сходятся – в выигрыше от роста цен окажется производитель, у которого есть зерно, тогда как погорельцы, наоборот, проиграют. Кроме того, в плюсе окажутся смежные отрасли, так как рост цен порождает инвестпривлекательность и волну спроса на сельхозтехнику, удобрения, пестициды и так далее. Выиграют отдельные отрасли переработки: традиционно – мукомольная промышленность, а следом за ней – хлебопеки и животноводы, если им удастся поднять цены. Проигрывает же, как всегда, потребитель.