ПОПУЛЯРНЫЕ НАНОТЕХНОЛОГИИ

Кадры

Фотогалерея

Биржа

Помощь в кризисе

Настоящие московские домохозяйки

© Джулия Иоффе

Источник: Inosmi.ru

29.07.2010

Юрий Лужков и Елена Батурина

Странный случай произошел в конце июня, когда большие начальники из российского министерства внутренних дел декларировали свои доходы и доходы членов своих семей, благодаря новым антикоррупционным мерам президента Дмитрия Медведева. Боссы МВД оказались денежными мешками, как все и думали, потому что они декларировали доходы, каким-то непонятным образом превышающие доходы президента. А представители руководства среднего звена соответственно декларировали более скромные доходы, составляющие в среднем не более 50000 долларов. У одного скромная квартирка, у другого машина российской марки.

Но информация о доходах женской половины милицейских семей оказалась намного более разоблачительной. Так, удивительное финансовое заявление представила супруга Виктора Смирнова, занимающего пост заместителя начальника Центра обеспечения оперативно–служебной деятельности по противодействию экстремизму МВД. В 2009 году, когда российская экономика безуспешно пыталась встать на ноги после вывернувшего ее наизнанку финансового кризиса, госпожа Смирнова заработала 500 тысяч долларов. Ей также принадлежат два участка, каждый по 40 соток, доли в жилом доме и двух квартирах, автомобили Subaru Outback, грузовик и BMW 3–й серии, стоящая более 60000 долларов. А что кредит без справки о доходах по паспорту принадлежит господину Смирнову? Четвертая часть одной из квартир.

Другие жены тоже не бедствуют. Скажем, жена одного чеченского начальника владеет 10 гектарами земли, двумя квартирами, дачей, свинофермой, двумя скотными дворами, одной бойней. А ее мужу, заместителю главы МВД Чечни, принадлежит ровно один легковой драндулет российского производства.

Совершенно ясно, с чем мы имеем здесь дело: это чистой воды коррупция. Та самая коррупция, борьбу за искоренение которой Медведев превратил в настоящее шоу, заставив своих подчиненных декларировать доходы. Если в попытке изобразить борьбу за прозрачность начальство заставляет вас раскрыть свои доходы и собственность, то как вам, государственному служащему на скудном жаловании, скрыть те "левые" или грязные деньги, которые вы, благодаря своей форме, вымогаете у людей? Запишите все на имя жены. Жен ведь не ограничивают в зарплатах, как их мужей. Поэтому технически они могут получать все те трофеи, которые добывают их мужья благодаря вымогательству и присвоению денег незаконным путём.

Но если использовать жену в качестве оффшорного банковского счета легко и просто – и этот трюк является универсальным способом избежать предоставления информации о доходах, то для миллионов работающих российских женщин последствия таких уловок более серьезны. Большинство из них не являются женами вороватых милиционеров и начальников, которые пользуются своим служебным положением и грабят российское государство. Большинство из них на деле – это единственные кормилицы в своих семьях, хотя страна изо всех сил пытается представить себя в этаком мужественном свете. Большая часть российских женщин работает, и поскольку средняя продолжительность жизни мужчин в стране составляет 62 года, женщины вносят львиную долю в семейный бюджет. Но их борьба за выживание никак не отражается в том зеркале, которое держит в руках госпожа Смирнова. И тем не менее, именно она стала той культурной иконой, на которую смотрят женщины.

Согласно опросу, проведенному после публикации деклараций о доходах, никто в стране не поверил этому семейному трюку с отчетностью в МВД. Был задан вопрос: "Почему, по вашему мнению, у многих жен высокопоставленных чиновников доходы в несколько раз превышают доходы их мужей?" Целых 84 процента россиян ответили, что это стало возможно благодаря "административному ресурсу" таких чиновников – связям, доступу и т.д., и что этим "пользуются члены семей, занимаясь частным бизнесом и увеличивая семейные доходы". В стране, где коррупция разрослась настолько, что организация Transparency International поставила ее в один ряд с Зимбабве, россияне, безусловно, правы, когда не верят в байки о сорящих деньгами женах скромных госслужащих.

Чтобы понять, как коррупция подорвала профессионализм российских женщин, надо осознать те радикальные перемены, что произошли за последние 20 лет. Многие жены руководителей из МВД выросли при советской системе и помнят, что в те времена было мало жен-домохозяек, живших на доходы мужей. В те годы женщина должна была избавиться от рабских оков разделения труда, основанного на буржуазных представлениях о полах. Она должна была стать "матерью-товарищем". От нее ждали, что она окончит институт, сделает карьеру, родит и воспитает детей и – ну да, конечно - будет вести домашнее хозяйство. Естественно, это не уничтожало мощные мужские черты российской культуры, да и не все женщины шли по этому пути с удовольствием (многие жаловались, что это отнимает у них женственность). Но благодаря этому в стране появилось несколько поколений женщин-ученых, врачей, юристов и инженеров. (Две мои прабабушки, например, были врачами; одна была профессором химии. И все они великолепно готовили.)

А затем в 1991 году наступил развал Советского Союза, и сразу вслед за этим внезапно пришел безудержный капитализм. Это стало мощным психологическим потрясением. Казалось, что деньги сыплются с неба – или из трупа умершего государства. Делать деньги в беззаконные и бандитские 90-е стало в основном уделом мужчин. Когда доходы мужей стали расти подобно снежному кому, многие жены, даже доктора и профессора, решили, что лучше они будут сидеть дома вместо того, чтобы работать допоздна, получая мизерные советские зарплаты. Со временем целью многих женщин стало найти мужчину, причем любого мужчину, чтобы он обеспечивал их, а им не нужно было работать. Естественно, древний домострой при такой старомодной схеме расцвел, особенно в связи с тем, что большинство женщин и мужчин пришло к выводу: муж не только кормилец в своей семье, но и бесспорный начальник.

Но вот на сцене появляется Елена Батурина, невзрачная светловолосая чиновница, работавшая в 80-е годы в Мосгорисполкоме. Она работала под началом Юрия Лужкова, который был там большой шишкой. К середине постсоветских 90-х Лужков стал московским мэром и начал управлять городом подобно боссу Твиду в его последние годы (Уильям Марси Твид - один из самых беспринципных за всю историю американских политиков, известный своим взяточничеством и злоупотреблениями - прим. перев.). Батурина, которая моложе Лужкова на 27 лет, стала его женой. Когда Лужков руководил процессом приватизации московской собственности, которая проходила с огромными нарушениями и злоупотреблениями, Батурина одновременно сколачивала огромное состояние на столичной недвижимости. Можно ли предположить, что она нажила такое состояние, потому что владела инсайдерской информацией и имела доступ ко многим вещам благодаря своему мужу? Не прятала ли она в чулок те куски, которые Лужков отнимал у покупателей? Сие неизвестно – Лужков с Батуриной подавали в суд на всякого, кто пытался это выяснить. И каждый раз они выигрывали.

Когда Лужков, наконец, раскрыл свои доходы за 2009 год, оказалось, что Батурина принесла в дом более 200 миллионов долларов, то есть, в 1100 раз больше, чем заработал ее муж-мэр. И это только деньги. А ведь Батурина самая богатая женщина в России, единственная в стране дама-миллиардер, а также героиня самого большого российского фарса. Она – это тот бинокль, через который все с насмешкой смотрят на декларации о доходах МВД. Батурина стала символом богатой и коррумпированной женщины, чей муж регистрирует свое состояние на ее имя.

А проблема остальных российских женщин состоит в том, что образ матери-товарища канул в прошлое, и ему на смену пришли два других образа. Это коррумпированная деловая женщина а ля Батурина, и дама де люкс, которая выражает свою женственность тем, что не работает. Обе полностью зависят от поддержки своих мужей. Но ни та, ни другая обычных женщин в общем-то не привлекают. И образцом для них не являются.